Картавый Ник – в «Сочи»: работает безвозмездно, без лицензии, желает стать основным тренером в чемпионате топ-5

При нем – 6 побед подряд.

Летом 2017 года Никита Ковальчук стал тренером. Поначалу он управлял любительской командой в лиге 8х8, потом перевел ее в более обычный формат – 11х11. Дебют в первой лиге чемпионата Санкт-Петербурга у ФК «КФ» вышел таким: 5-е место, 17 очков от фаворита. Последующей сезон вышел более удачным: бронза и выход в высшую лигу из-за отказа фаворита подниматься в классе.

В декабре Ковальчук объявил, что переезжает в «Сочи»: договоренность на полгода с возможностью продления еще на один сезон. С его возникновением молодежка «Сочи» одержала 6 побед попорядку, но, Ковальчук гласит, что даже в очень неплохом настроении не рискнет заявить, что приложил к этому руку.

– Вспомни момент, когда ты понял: хочу тренировать.

– Это было 4 года вспять. Готовясь к собственному выпуску, я разобрал чью-то игру. Выпустил ролик, а через некое время мне на глаза попался разбор этой же игры 1-го тренера, который разобрал ее слово в слово. Тогда я помыслил: «Может я реально шарю?». В некий момент, как человек любящий приключения, я решил, что никто не осудит, если я облажаюсь. Я больше буду себя гнобить, если не рискну.

– Почему не пошел тренировать детей?

– Я не играл в футбол мастерски, потому меня нельзя подпускать к детям. Тренировка деток до 18 лет – это в основном закладывание фундамента: технического, физического, ментального, психического, но в главном (90%) – учить работе с мячом. Я в этом полный профан. Я умею играть в футбол, на дворовом уровне даже не совершенно полено, но, если мы говорим об обучении, то я бы не желал, чтоб моего отпрыска тренировал таковой человек. Я мог работать только с уже готовыми футболистами, где в большей части необходимо работать не с технической базой, а над стратегией и психологией. Потому мне пришлось придумать для себя собственный путь.

– Поэтому ты создал ФК «КФ»?

– Мы решили, что обкатаем все в 8х8, а позже начнем 11х11. Я рассматривал это как время, за которое я должен очень осознать, что отлично, использовать самые безумные идеи: вкинуть их, осознать, что работает, а что – нет. Я обучался разговаривать с людьми, строить тренировочный процесс таким макаром, чтоб он был действенным. Я отфильтровал людей, отработал техно часть: как работать с игроками, как располагать их [на поле]. Тот период нужен был для того, чтоб я очень налажал. И я очень лажал. Я занимался некий херобобиной. Не произнес бы, что я тренировал – просто выпускал людей на поле и кричал на их.

– Что такое тренировать любителей?

– Это трудно. Самое сложное – разъяснить им, для чего трениться 5 дней в неделю. Трудно было приучить и себя, и ребят, что этого не достаточно. Принципиально, кем ты сюда пришел и как ты к этому относишься.

– Ты им платишь?

– Нет. Я заплатил футболистам всего один раз – по 3000 рублей. Желал платить повсевременно, но не потянул. Я отдал слово ребятам, что создам все способности, чтоб о их узнали, и, если такие способности появятся, отправлю их на просмотр за собственный счет.

– Какие сейчас цели у «КФ»?

– Зимой мы попробовали трудоустраивать футболистов. Стало понятно, что пока у нашего клуба нет проф статуса, мы можем рассчитывать на возможность дать людям профессиональную карьеру, если они будут 16-18 лет. Нужно омолаживать команду, делать акцент на поиск и развитие этой категории футболистов, доводить их до неплохого уровня, предлагать на просмотры при помощи моих связей, чтобы они шли в проф команды. Зимой в Сочи тренировались несколько команд ПФЛ, которые борются за высочайшие места. Я вижу, что многие футболисты, которые там играют, по уровню слабее моих. Но у моего клуба нет проф статуса, из-за этого трудности.

– Выходит, для тебя пофиг, какое место займет команда, но если хотя бы один футболист подпишет проф договор, ты будешь счастлив?

– Полностью. Я произнес, что мы должны считать фуррором, если два человека в год уезжают в проф футбольные клубы. Два человека уехали в профи – означает мы уже молодцы, означает вся наша работа не напрасно. При том, что мы не зарабатываем с этого ни копейки. У меня нет договора с футболистами, я не агент, не собираюсь им быть и не навязываю никого со стороны. На данный момент ФК «КФ» воспринимается определенным количеством людей на том же уровне, что СШОР «Зенит», «Алмаз-Антей» – как команда, в какой можно просмотреть футболистов.

– Сколько для этого необходимо средств?

– Сильно много. Столько, сколько к моему величавому огорчению у меня на данный момент нет. И если б не было поддержки со стороны нашего интенсивно фанатского ядра, которое помогает нам при помощи системы Patreon, то команда стояла бы на грани выживания. Мы не хайпуем, не снимаем челленджи, и никогда не будем этого делать. Скажу так: если б эти средства я растрачивал на себя, то жил бы существенно лучше.

– Больше 5 миллионов в год?

– Да.

– На какие средства существует «КФ»?

– Мои доходы и титульный спонсор. Он оплачивает контент, который мы производим в рамках программки «Я тренер».

– Матч «КФ», после которого ты сообразил, что все не напрасно.

– Если в роли тренера – матч против СШОР «Зенит» в кубке Санкт-Петербурга. После первого тайма мы проигрывали 0:2. Я перестроил игру, сделал правильные подмены, и к концу основного времени мы сравняли. Все наши голы отрабатывались на тренировках с теми игроками, которые забили. Только два назначенных пенальти попорядку, один из которых отбил вратарь, посодействовали СШОР пройти далее. Я слышал клики управляющих «Зенита»: «Вы охерели проигрывать блогеру?!». Я слышал, как люди гласили, что СШОР отпрыгнул. В тот момент я сообразил, что мы красавчики и все делаем верно. Время от времени даже поражение более значимы.

А в качестве президента – это, естественно, «Шеффилд».

Как появился вариант сыграть против «Шеффилда»?

– Мой неплохой друг – Алексей Дозорцев – знаком с представителем «Шеффилда», который желал, чтоб их титульный спонсор зашел на русский рынок. Они выдумали матч против «КФ». Британцы решили, что один матч – это очень недешево. Так родился тур «Шеффилда» по Рф.

Как и для чего в команде оказался Сычев?

– Мы познакомились еще во время подготовки к Кубку Конфедераций. Он очень неплохой юноша, полностью без понтов. Позже я повстречался с ним на конце Лиги чемпионов и на шару предложил сыграть за нас.

Полтора денька с Сычевым – предматчевая тренировка и сама игра – были охерительными для футболистов. Они узрели бронзового призера Чемпионата Европы, его поведение: чувак не приехал на карете. Они узрели, как он относится к очевидным вещам: как он детально разминается, не просто хрясь-хрясь и побежал пинать мяч, а что человек уже 20 минут пристально относится к собственному телу.

Для любителя, размыта эта грань [меж проф футболом и любительским]. А чем я ужаснее? Я тоже по воротам попадаю, тоже могу финтить. А здесь, пожалуйста, тренировка. Смотри, у тебя из 5 ударов – 1 гол, а у него – все 5. При всем этом ты уже весь потный, а он еще не запачкался. То же самое в игре. Плюс ты знаешь любителей, которые могут повытрепываться тем, что дали голевую передачу на Сычева? Я таких людей не знаю.

– Ты был недоволен тем, что матч прошел мимо СМИ. Почему тебе это так принципиально?

– Понимаешь, это очень хитрожопая история. Я отлично знаю все эти курилкинские и кулуарные дискуссии о том, какой у нас футбол говно, как у нас не делают никаких шоу, как не хватает поддержки любительскому футболу. Я отлично помню статьи на sports.ru, передачи на «России-2»: когда где-нибудь в Папуа-Новой Гвинеи делали то же самое, наши [СМИ] 10 раз обсыкались – поглядите какая милота, живут же люди.

Когда это случилось в первый раз – мы сыграли дважды с Уткиным (командой «Эгриси» – прим. авт.)  – все такие: «Это пиар Васи и Никиты. Нас там нет, мы к этому никакого дела не имеем. Для чего об этом гласить?». Вы демонстрировали в прямом эфире матч с «Торпедо», чуть ли не уссались от экстаза. И здесь в будний денек на любителей приходят 5,5 тыщ, 50 тыщ глядят матч онлайн, но вы об этом ничего не гласите, так как как написал Шнякин в твиттере: «А что особого вышло?». Согласен, это каждый денек происходит.

Все почему-либо помыслили, что я желал, чтоб написали про меня – какой я зашибись. Для меня матч с «Шеффилдом» был важен в том смысле, что чем больше бы людей о нем заговорили, тем больше было бы шансов, что кто-либо бы увидел грядущего футболиста. После чего матча мне начали звонить агенты, тренеры, спортивные директора, спрашивать про тех либо других футболистов. Процент заинтересованных людей мог бы быть существенно больше, если б наши СМИ переступили через внутренние терки – кто кого любит – и поведали о ребятах: про Миноранского, Журавлева, Капитонова, Гронского. Я был бы счастлив, если б моя фамилия никогда не прозвучала.

«Шеффилд» все равно отдал верный толчок. Да, не все сработало, кое-где по беспристрастным причинам – футболисты оказались не готовы, кое-где я ошибся в оценке их потенциала, но это отдало шаг, а могло дать прям большой. Конкретно ради этого шага матч и организовывался.

– В феврале полузащитник «КФ» Владимир Миноранский ездил на просмотр в молодежную команду «Манчестер Сити». Как это вышло?

– Все достаточно легко. Человек, который находится рядом с «Сити», увидел Миноранского на «Шеффилде». Он ему приглянулся, за ним стали смотреть. Позже этот человек приехал к нам глядеть других людей, а Мина выдал просто свою обыденную тренировку, при этом не самую наилучшую. Человек произнес, что Мина играет лучше, чем 70 процентов в «Сити U-23» , пообещал устроить просмотр.

Миноранский съездил. Повстречался с Зинченко, с очень суровыми агентами, которые его перед этим исследовали. Это два очень крутых агента, не Райола, естественно, но ребята, у каких есть мировые звезды в записной книге. Мы желали, чтоб это была не просто туристская поездка, но игровой части не было, из-за того, что тогда все затопило.

К огорчению, собственный талант он пока на физическом уровне не сумел показать на поле. Все были убеждены, что, если б он потренировался в U-23, то уже летом мы бы подписывали проф договор в каком-нибудь клубе Германии либо Словении. На данный момент работа по Миноранскому застопорена из-за происходящего в мире.

– Кто этот человек, который ему посодействовал?

– Артем Рябов – рекламный агент Зинченко. Он помогал мне со стажировкой в академии «Сити», на данный момент помогает в моей тренерской карьере.

– Как человек поехал в «Сити», не заинтересовав никого в Рф?

– Как много клубов поглядело Вову Миноранского? Ноль. Так как у него нет проф статуса. В свое время «Динамо» Санкт-Петербург выпустило его с формулировкой «талантливый, но дохлый». Потому все, отрезанный ломоть.

Таких историй – когда футболистов бракуют на ранешном шаге – в мировом футболе довольно много, кому-то позже везет, кому-то – нет. Вот у Миноранского на данный момент 50/50, так как коронавирус может все перенести на год. Он станет возрастным, и это будет труднее воплотить.

Вова вправду очень профессиональный футболист. Каждый, кто его лицезреет, с этим согласен. Но показать себя в Рф у него способности нет, так как ему 21 – дубли закрыты, а команды РПЛ не будут его глядеть, так как нет агента, который может кого-либо в этом финансово заинтриговать.

В Рф, чтоб устроить такового футболиста, необходимо провернуть «карусель»: сделать ему для портфолио 2-3 клуба в ПФЛ-ФНЛ, естественно, заплатив за это. Он там может даже не играть. Позже можно уже человека куда-нибудь засунуть. Время от времени таких людей закидывают в Грецию, на Кипр. Я наслышан о таких схемах. У Миноранского на это средств нет.

– Из твоего твиттера: «Один игрок должен завтра вылететь в Европу на подписание проф. договора. Двое уже на просмотре, еще двое поедут 11 февраля». Кто эти люди?

– Даня Борисов подписал проф договор в команде второго дивизиона Боснии. Паша Капитонов был на просмотре в «Рубине». Их немножко не устраивала его скорость, но они были готовы брать его на последующий сбор. У парня очень переживающие родственники. Они отыскали ему крутого агента, который произнес, что нужно ехать в ПФЛ. На данный момент он в СШОР «Зенит», пробует попасть в «Ленинградец». Шохрух Розиков находился на просмотре в Узбекистане, и, судя по тому, что я вижу, не прошел. В «Чертаново» ездил Табриз Ибрагимов, не прошел. Бадир Зиядов вроде как подписал проф договор в Азербайджане.

Еще двое просматривались в [молодежке] «Сочи». Вратарю Пахомову произнесли приезжать через год. Пашунин побыл тут месяц. К огорчению, у него закружилась голова, когда ему произнесли, что могут устроить в Финляндию. Он скинул к для себя требования, его выслали назад в Питер. Естественно, никакой Финляндии у него не случилось. Будет еще полгода играть за ФК «КФ», позже будем мыслить, что с ним делать далее.

– Летом ты гонял в «Витесс» на стажировку к Слуцкому. Как все прошло?

– Я не гонял. Это история под заглавием «современные технологии насрали нам всем». Я очень уважаю творчество Леонида Викторовича, плюс у меня с ним похожий психотип. Итак вот, я полностью на шару написал ему в инстаграме, и он ответил. Я не веровал собственному счастью, прям прыгал по комнате. Здесь же написал ему в директ: когда приезжать и что для этого необходимо.

Я думаю, что в тот момент ему стали писать в директ сильно много людей, он не увидел мое сообщение и стал все удалять. А если ты все удаляешь, то позже последующие сообщения [от этого юзера] уже не показываются. Так мои сообщения и остались не отвеченными. Я написал нашему общему знакомому – Илье Казакову. Он произнес, что Слуцкий никогда никому не отказывал, порекомендовал написать еще через один день. Ситуация повторилась. Казаков произнес, что спросит у него в сентябре на матче сборной Рф, но они так и не повстречались. В конечном итоге все замялось, а позже он ушел в «Рубин».

– Где еще стажировался?

– Моя наибольшая неувязка – отсутствие лицензии. К огорчению, в Рф без высшего образования ты не можешь обучаться даже на категорию С. Многим футболистам прощают отсутствие вышки. Мне в этом отказали. Очень издавна я был на платной стажировке в «Аяксе». В некий степени была в «Манчестер Сити», но она была для всех. И еще в «Сочи». Этим летом я был должен ехать на две недели в «Шальке».

– На платную стажировку может поехать кто угодно?

– Хоть какой. По последней мере меня звали, хотя у меня нет лицензии. Плати 1,5 тыщи евро и двигайся. Думаю, в «Витессе» было бы так же. Для их это обычный заработок. Такая программка есть у всех европейских клубов. Главный тренер решает, какие части тренировки можно посещать. К для тебя прикрепляют человека из академии – пожалуйста, ходи смотри.

Если ты знаком с тренером, то, естественно, можешь приехать к нему просто так, по-братски. Вы делитесь опытом – это полностью обычная история. Только у нас мы все пытаемся закрыть: страну, футбол. Все страшатся, что украдут их секреты. Хотя не знаю, какие секреты там можно воровать.

– Как ты оказался в «Сочи»?

– К тому моменту я уже сообразил, что это мой последний год в ФК «КФ», далее я буду деградировать. Считаю это единственно правильным методом обучения: ты поначалу должен попробовать сам во всем разобраться, дойти до определенного уровня, упереться, осознать, что сейчас для тебя не хватает опыта и познаний, тогда и попасть к крутому спецу, который готов тебя учить. Потому я так стремился попасть к кому-то помощником: поносить фишечки, понаблюдать за тренировками, иметь право задать вопрос.

Многие люди в «Сочи» работают со времен питерского «Динамо». Я переписывался с ними и впроброс произнес, что мне очень нужно [пройти стажировку]. В конечном итоге мне одобрили. Я приехал, видимо, произвел на Миши Юрьевича (Пилипко, главный тренер молодежной команды «Сочи» – прим. авт.) не отталкивающее воспоминание, и мне предложили испытать после Нового года.

Желаю увидеть, что я тут не получаю заработную плату, мне не оплачивают ни жилище, ни питание. Я себя обслуживаю, за это получаю возможность опыта, а клуб, ничего на меня не растрачивая, получает возможность дополнительных рук на тренировке, дополнительной помощи для тренерского штаба, маленькое медийное развитие, которое, естественно, не является первым пт в наших устных договоренностях. И это нормально, так как как футбольный тренер я ничего не стою.

– Какие у тебя функции?

– Я – помощник головного тренера. Моя задачка заключается в 3-х моментах: помогаю в проведении тренировочного процесса, осуществляю предыгровую разминку в товарищеских матчах, и анализирую игру, даю советы по ходу официальных матчей, потому что не имею права находиться на лавке.

– Как боролся с панибратством со стороны игроков?

– Естественно, и тренерский штаб, и тем паче футболисты, первую неделю меня вообщем не принимали как человека, хоть что-то кумекающего. Это полностью нормально. Для тренеров [была животрепещуща] вот эта история: «Ты где играл? Понятно, телевизионщик приехал». Видимо, показал им, что я не шапка. На данный момент такового дела ко мне нет.

Футболисты меня принимали как Ника, чьи выпуски они смотрели. Когда меня пару раз окрестили Ником, я ответил: «Дружище, я даже по возрасту тебе не Ник. На поле я тебе Никита Васильевич – не так как я таковой зазнавшийся, а так как так произнес главный тренер. За пределами поля я – Никита». Ребята все стремительно сообразили, у нас никаких заморочек нет. Мы можем разговаривать, развлекаться, сдерживая определенную дистанцию. Понятно, что она у меня существенно короче, чем у головного тренера, но так и должно быть, так как я помощник.

– «Сочи» именуют фарм-клубом «Зенита». Что думаешь по этому поводу?

– Мне все равно, как именуют «Сочи»: что «Зенит-2», что «Зенит-3» – мне-то какая разница? Если тут 5 юных футболистов получили возможность подписать проф договор и заиграть на высочайшем уровне, если тут благодаря отличному тренерскому штабу люди прогрессируют, означает это з*****ь. Об этом тоже нужно гласить. Нужно пробовать вынуть положительное. Если мы будем так делать, то весь негатив уйдет, разрушится на фоне неплохого.

К огорчению, я к этой мысли пришел только к 30 годам, потому и стал тренером. П*****ь, как следует – это так просто. Я этим средства зарабатывал, отлично жил, был мини-звездочкой. А когда я стал на другую сторону баррикад, когда читаю, что я говнотренер, я таковой: «А, ах так оно все!».

Да, есть вещи, которые меня очень очень забавляли, но я же не угорал дома в конурке, типа Кокорин – в «Сочи», хи-хи-хи. Я же это на всю страну гласил, и не заберу собственных слов вспять.

– Как нередко ты спрашиваешь себя: «Зачем я в это ввязался?»

– Всякий раз, когда большая жопа. В период, когда ФК «КФ» проигрывал, было очень тяжело. Я посиживал и задумывался: «Я здесь последний хер доедаю, мне натурально нечего есть, меня выручают донаты». Сделал эфир, мне задонатили, я пошел купил пожрать. И все меня х******т, что я тренер говно и гребу средства лопатой.

А на данный момент – когда ошибаешься. Был момент, когда я помешал тренировочному процессу, так как кривоногий. В тот момент я злился и задумывался: «Может ну его на хер? Нужно ехать в Питер, тренировать «КФ», обучаться попадать по мячу». Как-то переборол этот момент.

Я очень длительно шел к тому, чтоб тут оказаться. Самое главное тут на стажировке – чтоб я заработал для себя какое-то имя, чтоб я стал стоить хотя бы рубль, чтоб в последующем сезоне люди произнесли: «А еще нам в штат необходимо взять Никиту. Не так как он блогер, а так как он важен для тренировочного процесса».

– Где должен оказаться тренер Ковальчук, чтоб быть удовлетворенным собственной карьерой?

– Я считаю, что реально через 10 лет стать основным тренером команды топ-5 чемпионатов Европы. Над этим все смеются – сколько душе угодно. Поначалу все смеялись, что я организовываю команду, позже все смеялись, что это команда нихера не выиграет, позже она стала выигрывать. Позже все смеялись, что я в этой команде я буду царьком, далее никуда не пойду. Сейчас все смеются, что я в «Сочи». Мне нравится, что все вокруг смеются.

Фото: instagram.com/nikitakf; instagram.com/iamcoachkf; ФК «Сочи»; живуспортом.рф.

Лучший бомбардир ПФЛ уехал в Швецию. 3 года назад он работал в метро

Третьему брату Березуцких – 9 лет. Как родился лучший пранк русского футбола

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *