Хуссин-это новый ребенок в Балтиморе. Он-коренной иракец из Сирии. Он очень одинок. И он вправду терпеть не может малыша, говорящего по-английски.

Он посиживает в собственном седьмом классе, не способен вымолвить ни слова. Ничего. Его семья прибыла в 2007 году через программку переселения беженцев, практически через четыре года после отъезда из Ирака.

Он оглядывает комнату, надеясь, что сумеет отыскать некий метод общения. Может быть, кто-то гласит на его языке. Может быть, британский по сути не так и тяжело, и он может выучить его в наиблежайшие 30 минут. Может быть, он языковой вундеркинд. Может быть, другие детки так же отстают, как и он, в исследовании основного языка собственной новейшей страны. В конце концов, он находится в Моравии, одном из самых различных районов Балтимора. В его школе обучаются детки со всего мира.

Нет. Многие его одноклассники отлично молвят по-английски. Особенно этот ребенок. Как и многие малыши в школе, он беженец, но он просто разговаривает со всеми, включая учителя. Еще один беженец, который кажется на много световых лет впереди, думает Хусин.

Опыт Хуссина не является уникальным. Изоляция и культурный шок являются нормальными для малышей, приезжающих в новейшую страну — черт возьми, они нормальны для деток, переезжающих через город. Но кроме новейшей детской неловкости, беженцы также сталкиваются с неувязкой преодоления языковых и денежных барьеров.

Там нет обычного метода иммигрировать в новейшую страну, но отыскать общие интересы с другими, когда вы чувствуете, что идете длинный путь. К счастью, для огромного процента детей-беженцев, которые раз в год въезжают в Соединенные Штаты, они участвуют в общей игре.

Скоро после собственного первого денька в школе, Хассин пошел на встречу Балтиморского отделения футбола без границ. Это была 1-ая встреча в истории организации, что делало ее одной из немногих вещей, которых в городке меньше , чем он.

Но Хассин этого не знал. Он просто знал, что кто-то принес несколько футбольных мячей на поле в Моравии. Похоже, это было не плохое время. До того времени, пока он не сообразил, что тот юноша, который гласил вокруг него в классе, тоже был там.

“Дерьмо. – пошевелил мозгами он. “Только не этот ребенок опять.”

Футбол без границ начался в Окленде в 2006 году. Бывший футболист “Lehigh University” Бен Гучарди основал компанию после написания собственной магистерской диссертации о спорте как средстве соц конфигураций. SWB начинался как маленький, отлично принятый дневной лагерь в Окленде, который воспринимал футбол, танцы и образование в области питания. В истинное время он обслуживает четыре американских городка и поболее 1900 участников. Одна только оклендская глава работает с более чем 400 беженцами из 38 различных государств, которые молвят на 23 различных языках. Участники этой организации могут повытрепываться 95-процентным процентом выпускников средней школы по сопоставлению со средним показателем в Окленде в 60 процентов.

“В обществах, где живут наши малыши, просто нет большой поддержки. У многих наших малышей тут нет полных семей. Многие из их пережили вправду напряженные ситуации”, – произнес Гуччарди. “Так что просто имея это место, где есть кто-то, кто хлопочет о их … я недооценил силу 1-го этого.”

При помощи партнеров по обществу, таких как футбольный клуб Олбани-Беркли, SWB отдал детям беженцев это место. Организация развивает способности британского языка через игры и уроки, просит от студентов соответствовать эталонам эффективности работы в классе, до того как они сумеют соперничать на местах, и помогает облегчить среднее образование.

Гуччарди в один прекрасный момент вызнал, что многообещающий студент и игрок в SWB не взял SAT(«Академический оценочный тест»). После этого, он посодействовал зарегистрироваться, отвез студента в центр тестирования и назад, а потом позвонил тренеру из местного института. Игрок получил неплохой тестовый балл и скаутскую сессию. Затем последовала стипендия.

– Малыши у нас очень умные. Они очень одарены. И если есть кто-то, кто защищает их таким же образом, как я, то они могут получить доступ к этим другим возможностям”, – произнес Гуччарди.

Такие детки, как Йоханнес Хариш, пользовались этими способностями по максимуму.

На данный момент Харишу 25 лет, но он приехал в Окленд в возрасте 14 лет через Кению и Эритрею. Его мама уехала в Соединенные Штаты, когда ему было 5 лет, и они провели 11 лет поврозь, до того как воссоединиться в Окленде. Переход Хэриша в Соединенные Штаты был сложный задачей, но футбол посодействовал ему повстречаться с ней лицом к лицу.

Когда вы в первый раз приходите, вы просто чувствуете, что вы сами по для себя. А позже, когда вы видите, что есть люди, проходящие через то же самое. Это просто принуждает тебя ощущать себя лучше.”- Йоханнес Хариш

Вступив в компанию “Футбол Без границ”, Хэриш стремительно завладел английским языком. Он стал капитаном команды в Оклендской Интернациональной средней школе. Он отыскал место в команде в примыкающем институте святых имен дивизиона II и был назван капитаном там же.

” Мне было малость сиротливо когда я переехал в США, так как я не мог гласить на этом языке, не знал культуры настолько не мало и не имел много друзей”, – гласит Хэриш. “Когда ты приходишь впервой, мне кажется, что ты сам по для себя. А позже, когда вы видите, что есть люди, проходящие через то же самое. Это просто принуждает вас ощущать себя лучше, и что для вас просто необходимо продолжать работать и продолжать толкать.”

Сейчас Хариш играет за “Оклендские корешки”, первую команду Государственной футбольной Премьер-лиги в городке, который он именует своим домом вдалеке от дома. Он носит № 91 в честь года независимости Эритреи.

Парня из класса Хуссина, уходящего того, кто появился на той же встрече “Футбол Без границ”, зовут Глори. Он приехал в Мэриленд как конголезский беженец приблизительно в то же время, что и Хуссейн.

На последующий денек после первой тренировки Хуссина с SWB, Глори выяснила Хуссина в классе. Он также увидел, что Хассин еще не успел приготовить свою новейшую папку.

“Он взял мои вещи и положил их туда, и мне это показалось странноватым, так как я знаю, что он запомнил меня с тренировки. Я знаю, что помню его, – произнес Хуссин.

Этот обычный жест сблизил их еще более. После нескольких часов занятий в школе, футбольных занятий и уроков британского языка, пара стала наилучшими друзьями.

“У нас была вправду не плохая дружба, так как, в главном, я научился гласить по-английски с Глори, так как я не страшился гласить с ним”, – произнес Хуссин. “Я не знала, как гласить, но он не стал бы смеяться нужно мной, так как он был в той же лодке.

Футбол без границ употребляет игру в качестве собственной основной связи с беженцами, которым он служит; другие употребляют игру в качестве 1-го из многих инструментов.

В Атланте и ее округах новые южноамериканские пути помогают расселить, стабилизировать и сделать лучше жизнь беженцев из Джорджии благодаря ряду инициатив, в том числе внеклассной программке для деток младшего и среднего школьного возраста.

“У нас есть опрос учащихся, который детки заполняют в конце года”, – произнесла координатор средней школы NAP Кейтлин Барроу. “Когда мы спросили их ‘ ” Какая ваша возлюбленная часть программки? «Многие из их приезжают на футбол и случаем получают грамотность либо академическую помощь. Они знают, что им необходимо окончить эту часть программки, до того как они сумеют выйти наружу.”

Внеклассное Программирование “New American Pathways””(Новые Южноамериканские Пути”) обхватывает практически 175 учащихся в 3-х примыкающих с Атлантой школах окрестность Декалб. Эта услуга имеет актуально принципиальное значение для возрастающего числа беженцев в этом районе. Грузия раз в год воспринимает от 2 500 до 3 000 вновь прибывших беженцев, по данным коалиции агентств по обслуживанию беженцев. А в окружении Декалб беженцы составляют три процента от общего числа студентов.

Каждый будний денек три школы предоставляют участвующим учащимся закуску, урок, помощь с домашним заданием и, конечно, футбол.

Этот вид спорта пронизывает фактически все нюансы внешкольных программ. Например, учителя демонстрируют желтоватые карточки в качестве предупреждения непослушливым ученикам и красноватые карточки, когда предупреждения закончились. Даже когда идет речь о дисциплине, общий язык футбола помогает студентам и педагогам строить доверительные дела.

“Я помню, когда я в первый раз начал играть в футбол с детками. Я одномоментно захватил почтение, может быть, некий уличный кредит, который исходит из идеи, что” она вроде как знает, о чем гласит”, – произнес координатор исходной программки Кэролайн Миллер. “Для меня все это шло рука об руку. Это была идея: “о, они задумываются, что их учителя крутые, и они уважают меня, и они желают слушать меня, так как я также помогаю им с их футбольными способностями. ’”

Инструкторы в New American Pathways молвят, что футбол после школы помогает разбивать переживания и развивать способности, которые выходят далековато за границы класса. Кроме того, малыши также играют в катастрофически неплохой футбол.

“Это просто неописуемо, – произнес Барроу. “В прошедшем году они поставили учеников средней школы против других команд РЭЦ, и это было просто нечестно по отношению к другим командам. Другие малыши так расстроены к концу.”

Будь то британский способности либо построение эмпатии через футбол. Все это нужно для заслуги фуррора в нашем очень сложном взаимосвязанном обществе. — Уинстон Персо, “Новые Южноамериканские Тропы” ”

Некие учителя были обязаны отрешиться от собственных имен.Уинстон Персо обычно именовался “Мистер Персо”, когда он был ведущим учителем в программке средней школы в 2018 году. Теперь он известен своим ученикам как ” тренер.”

Персо накопил значительную коллекцию интернациональных трикотажных изделий за эти годы как прошлый игрок средней школы и давнешний футбольный болельщик, довольно, чтоб носить другой на занятия каждый денек. Так вот что он сделал.

Майки приводили к дискуссиям с его молодыми учениками-беженцами,и эти дискуссии приводили к отношениям. Это в итоге привело к тому, что Персо стал тренером “pro-bono” во время каждодневных игр по подбору, но это было отлично для него. Это все во имя того, чтоб дать студентам сильную образовательную базу.

– Многие из этих малышей оборвали свое обучение. Многие из их несут внутри себя травмы. Сочетание чего-то с академической поддержкой и спортивным ролью является огромным”, – произнес Персо. “Это программка общественного воспитания. Будь то британский способности либо построение эмпатии через футбол. Все это нужно для заслуги фуррора в нашем очень сложном взаимосвязанном обществе.”

Но футбол не непременно должен быть только образовательным инвентарем. Часто, это очень нужное освобождение: место, чтоб ощущать принадлежность, и место, чтоб рыдать.

В Хьюстоне тоже кто-то рыдал.

По последней мере, для нескольких малышей. Само по для себя это уже достижение. Трудно вынудить подростков рыдать друг перед другом, даже тех, кто не из одной из самых сложных областей Хьюстона.

Но самое огромное достижение – это то, как детки собрались вкупе сначала.

Пятнадцать малышей, каждый в далеке от собственных первых домов, были принесены в место, которое станет их раздевалкой. Они уже сели за стол переговоров. И им произнесли, что они сделали футбольную команду. Не то, что они прошли через пробы, были оценены и отобраны, но что их воскресная пикап-группа стала истинной, добросовестной командой.

Поначалу не было даже футбола. Ревизия-это организация, посвященная созданию положительных результатов для самых рискованных деток Хьюстона.

Он действует из Объединенной методистской церкви Святого Луки в юго-западной части городка, которая плотно населена переселенными иммигрантами. Пустырь в задней части церкви давал организации легкий метод добраться до собственных соседей.

Футбольный мяч плюс пустое место равно сбору.

“Я решил просто стоять на поле в воскресенье после обеда после церкви и пригласить деток старшего школьного возраста, чтоб придти и играть в игры”, – произнес генеральный директор reVision Чарльз Ротрамель. “Мы задумывались, что это был неплохой метод познакомить нас с детками и познакомить деток с нашей новейшей областью и просто поглядеть, что вышло.”

Вот что случилось: появились малыши, все беженцы, и они были очень неплохи с мячом у собственных ног.

Они продолжали появляться в воскресенье после воскресенья, все в большей и большей степени деток. Они делали трудные движения, которые казались легкими. Ротрамель, футбольный тренер с 2007 года, отдал им указания по стратегии и технике. В конце концов, талант перерос границы импровизированного поля. Ротрамель считал, что детки готовы к более суровым испытаниям.

Он пригласил собственного друга, высокопоставленного члена молодежной академии Хьюстонского Динамо, придти на поле в один прекрасный момент в воскресенье деньком. Просто поглядеть. Просто чтоб убедиться, что Ротрамель ничего не придумал.

Игра началась. Прошло около минутки.

– Чарльз, – произнес друг. – Эти детки просто потрясающие.”

На последующий денек Ротрамель вызвал игроков в их будущую раздевалку. Они были первыми членами ревизионной комиссии ФК.

Команда начала играть на уровне U-19 молодежной футбольной ассоциации Южного Техаса в апреле 2017 года. Положительные результаты пришли не сходу. Они провели все лето, проигрывая. Но с течением времени талант и страсть перевоплотился в Победы. Команда стала лучше играть. Экспоненциально лучше. В будущем году, невзирая на большой недочет финансирования и ресурсов, reVision FC выиграла чемпионат штата Техас на втором по значимости уровне клубной конкуренции.

Усилия группы принесли им еще больше, чем трофей. После этого 6 игроков “Реала” подписали договор с клубом “Стейт фэйр комьюнити институт” в городке Седалия, штат Миссури.

Истории из таких организаций, как reVision FC, New American Pathways и Soccer Without Borders, демонстрируют беженцам, что есть прямой путь к построению грядущего в Соединенных Штатах. Они являются напоминаниями о том, как игра может расширить способности людей. Возьмем, например, Хуссина.

Ребенок, который ощущал себя потерянным в школе, не только лишь выучил британский язык, да и стал капитаном собственной команды SWB и средней школы. Он закончил среднюю школу Digital Harbor в 2015 году с различием и перебежал играть в студенческий футбол в Институте Стивенсона в Балтиморе.

“Я думаю, что самое главное, это отдало нам неопасное место и в особенности то, что нас расположили в Балтиморе”, – произнес Хуссин. “Я думаю, что в особенности в детстве в возрасте 14, 15, 16 лет, мы все очень просто растем прямо на данный момент, когда мы просто желаем изучить все. Приезжая сюда, в свободную страну, когда ты можешь делать все, что захочешь, наркотики, банды, все это практически прямо перед тобой, когда ты был ребенком. Я думаю, что это держало многих из нас подальше от этого материала, чтоб сделать что-то, что мы любим.”

Хусин на данный момент кончает свою степень и тренирует одну из многих команд “футбола без границ”. Он гласит, что это благословение, чтоб иметь возможность использовать футбол для наставничества малышей, стоящих перед теми же неуввязками, которые он не так издавна сделал.

“Это вроде снятия стресса, понимаешь? – Произнес Гусин. – Просто надеваю эту ухмылку на лица этих малышей. Это в главном гласит им, что четыре либо 5 годов назад я был там, где вы, ребята, прямо на данный момент. Все будет в порядке. Я его сделал. Многие люди сделали это. Ты будешь учить британский язык. Все будет еще лучше. Все будет намного лучше.”

Источник: www.sbnation.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *